Частная коллекция Надежды Смирновой
Мы открыты в пн-вс: 9.00-20.00
Обратный звонок
Мы открыты в пн-вс: 9.00-20.00
Форма обратного звонка

Оставьте нам свои контактные данные и мы перезвоним вам в течении 20 минут

{{inputs_header = fc['form' + "header" + 'inputs'];''}} {{form_header = fc['form' + "header"];''}}
OK
Спасибо, ваша заявка принята

Статья из газеты "Вечерний Екатеринбург"

Антиквариат с фарфоровыми щёчками​
Куклы почтенного возраста дожили до первой музейной выставки
Екатерина ШАКШИНА​, 10 января 2014​

Рождённые в Германии, они сияют серыми очами, у «француженок» — почти поголовная яркая кареглазость. И всего-то две, что соответствуют расхожему представлению о кукольной красоте — голубоглазые. Это крупная «немка» в санях и небольшая «француженка», разглядывающая что-то видимое только ей, но, безусловно, чудесное. У большинства глазки способны закрываться. Но в витринах куклы с широко открытыми глазками смотрят на сегодняшний мир, которого они сами старше на целый век и даже более. Экспозиция антикварных кукол впервые открылась в Музее изобразительных искусств (ЕМИИ, пер. Воеводина, 5). На выставке «Очарование старинной куклы» представлено 40 экспонатов из частного собрания екатеринбургского коллекционера Надежды СМИРНОВОЙ

antikvarnye-kukly-vystavka-1
antikvarnye-kukly-vystavka-2
antikvarnye-kukly-vystavka-3
antikvarnye-kukly-vystavka-4
/ 4
Надежда Смирнова рассказала «ВЕ», что всего в её собрании 98 кукол. Есть любимицы, которых она зовёт по именам соответственно стране происхождения, — Лиззи, Магда… Кукол-соотечественниц меньше, чем иностранок, по понятным историческим причинам — фабрики после революции закрылись, обитатели «хороших детских» вместе со старшими или покинули страну, или сгинули, или попали в такие жизненные обстоятельства, что было не до кукол. И всё же в одной из музейной витрин на «стоге сена» расположились вольготно крестьянские дети: светлокосая девочка в сарафане и мальчик в рубашке с пояском — куклы московской фабрики ДУНАЕВА.​
antikvarnye-kukly-vystavka-5

Когда говорим «кукольная красота», то это не к куклам относится, а к людям, да и то только до определённого возраста женщины это может считаться комплиментом. Вот хотят похвалить какую-нибудь очень юную барышню и скажут: «Хорошенькая, как куколка». А куклу с чем или с кем сравнить? Наверное, всё-таки только с куклой, и то сравнение весьма условно.

Любимицы современных девчонок — тонконогие, фигуристые, неимоверно большеглазые — отличаются от своих «прапрабабушек» так же разительно, как, к примеру, фасоны дамской одежды конца XIX века от сегодняшних модных тенденций. И всё же есть общее, глобальное: любая, даже самая драгоценная или «сумасшедшая» одежда предназначена для того, чтобы её надевали. И старинная кукла, и сегодняшняя Барби, к примеру, создавались и создаются для игры. Это только у авторской куклы иное предназначение — не игра, а как у произведения пластического искусства — воплощённый образ. Экспозиции авторских созданий художников по куклам регулярно проходят в нашем городе. А вот большая выставка старинных игровых кукол — первая.

antikvarnye-kukly-vystavka-7

Коллекционер Надежда СМИРНОВА убеждена, что и эти куклы, когда-то сделанные для вечной девичьей игры «в дом», — тоже произведения искусства европейских мастеров кукольных дел. Здесь тон, как и в моде, давным-давно задали французы. Ясные «живые» глаза, красиво изогнутый рисунок губ — «лук Амура», зубки, которые видны в полуоткрытом ротике… Лица у каждой, расписанные вручную, — индивидуальны, наделены собственным выражением. Куклы-немки в чём-то похожи на своих французских родственниц, но они гораздо «ребячливее», чем эти изящные, уже сознающие свою женственность куклы-девочки из Франции.


antikvarnye-kukly-vystavka-6

У всех этих старинных кукол — с 1870 года до 10-х годов ХХ века — фарфоровые очаровательные головки. Тела же из разных материалов: ткань, композит, кожа. В витрине в центре зала представлена «анатомия» куклы. Совсем нестрашная — интересная, детям ведь всегда любопытно, как что устроено. На фарфоровой голове даже произведена «трепанация черепа»: снят парик из настоящих волос (синтетических локонов тогда не было), и видно устройство, которое и делает куклу куклой с закрывающимися глазками.

Эти глазки глядят сегодня, как мне показалось, настойчиво, испытующе прямо тебе в душу. У большинства кукол прекрасные глубокие глаза уже без ресниц — вылезли реснички со временем. Но вот у голубоглазой «француженки» они сохранились, только порыжели за целый век.

То же и с одеждой. Как рассказала Надежда Смирнова, многим пришлось обновлять гардероб. Хрупкий фарфор сохранился, оказался крепче расползающихся по ниточке натуральных тканей. Однако куклам не на что сейчас обижаться: они одеты, как и положено приличным детям из приличных семей тех давних времён, в кружева, шёлк, бархат, вышитые полотняные платьица с перламутровыми пуговками и, конечно, в капоры и шляпки. Надежда Смирнова обратила наше внимание, что румянец на фарфоровых щеках кукол (кое-где — «пятнышком») поблёк почти добела. Так часто маленькие «мамы» целовали-зацеловывали своих любимых «дочек». Оказавшись в кукольном царстве, любуясь куклами на музейной выставке, думаешь не только о куклах. О времени, о том безмятежном детстве, в котором куклы были главной девчоночьей мечтой и радостью. О тех девочках, которые их любили, играли с ними и очень-очень берегли. Вот и сберегли.

Каталог сайтов Всего.RU